Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]
31.10.2016 18:11

Правила съемки: метод Бойла

Сегодня за шестой десяток перевалило Дэнни Бойлу — вечно удивляющему британцу, что подарил миру в числе других выдающихся работ культовую драму «На игле» и оскароносную мелодраму «Миллионер из трущоб». Его творчество сложно уместить в рамки какого-то традиционного шаблона: как истинный экспериментатор он успел попробовать себя в разных сферах искусства, работая почти одновременно в театре, кино и на телевидении и иногда перемешивая их художественные приемы между собой. Удивляет, как режиссер умудряется не застревать в границах одного жанра.

Было бы очень удобно, посмотрев только фильм «На игле», который в первую очередь и надо смотреть, предположить, что главные персонажи Бойла — конченые наркоманы, отбросы и отщепенцы. Однако это далеко не так. В некоторой степени постановщик и есть эдакий Ирвин Уэлш от мира кино, не знающий границ и создающий целый калейдоскоп образов и закрученных сюжетов — разных и при этом одинаково чарующих.



Уже в том, что Дэнни стал режиссером, кроется одновременно счастливая случайность и предопределенность. Сам он до сих пор с улыбкой вспоминает, что родители, ревностные католики, прочили ему успешную и благородную карьеру священника. 13-летнего мальчика на полпути к цели остановил местный пастырь, видимо, увидев в ребенке (зрил в корень!) зачатки таланта совсем не церковного порядка. А Бойл, судя по всему, со свойственной ему хваткой взял от религии самое главное — веру в человека. «Есть что-то безгранично оптимистичное и неподдельное в философии, согласно которой человек по сути своей добр», — говорил Дэнни намного позже.

Свой творческий путь в кино фильммейкер начал с полнометражной картины «Неглубокая могила», не очень-то по своему смыслу связанной с таким гуманистичным взглядом на человечество. Критиками работа Бойла была причислена к качественному независимому кино с надеждами на эффектное продолжение в том же духе. В том же 1994-м Тарантино в своем «Криминальном чтиве» станцевал твист на всех остальных релизах года. Возможно, поэтому стиль дерзкого дебюта-британца получил сравнение с черным юмором Квентина. Но несмотря на бодрый старт, для съемок следующего проекта, экранизации скандального романа Ирвина Уэлша, молодому отцу семейства Дэнни пришлось продать даже собственную мебель.



Самого Бойла до сих пор поражает, что фанаты помнят наизусть имена всех наркоманов из его фильма. Нас же это ничуть не удивляет, ведь «На игле» — то самое сочетание глубокой идеи, ярких образов, запоминающейся визуальной составляющей и оригинальности, от которых можно словить кайф, не прибегая при этом ни к каким дополнительным губительным средствам. Британский кинодел хорошенько встряхнул зрителя, на манер музыкального клипа смешав главные треки тех лет — "Lust for Life" Игги Попа, "Perfect Day" Лу Рида — с натуралистичными сценами ломки и приходов. Он также высмеял как общество потребления, так и его изгоев. Не будучи своим в доску парнем, с героями этой психоделической картины и их монологами о выборе чего-то другого Дэнни моментально стал близок молодежи разных стран, ухватив неповторимый протестный дух 90-х.



После феноменального успеха ленты «На игле» за Бойлом сразу закрепился статус культового режиссера, что, естественно, привлекло внимание голливудских продюсеров и возложило на смелого постановщика определенные обязательства. В Город ангелов он прихватил с собой друга-шотландца Юэна МакГрегора, ставшего благодаря ранним проектам Бойла воплощением героя нового времени. После совместной не особо удачной фэнтези-комедии «Менее привычная жизнь» Дэнни пришлось надолго расстаться с Юэном и в качестве актера, и в качестве друга. Вложенные в его работу финансы диктовали свои условия. «Вы получаете деньги, приобретаете на них больше оборудования и других ресурсов, вам кажется, что этого-то и не хватало раньше. Но вместе с массой удобств вы приобретаете ряд обязательств», — сетовал британец на специфику работы на Фабрике грез и в шоу-бизнесе в целом.



Неслучайно следующий проект Бойла, качественная и умная экранизация романа Алекса Гарленда о «райском» обществе с мегазвездой Лео ДиКаприо в главной роли, показал скромные финансовые успехи. «Пляж» продемонстрировал, что постановщик не может подчинять свое творчество указаниям кого-то сверху. Несмотря на это, в картине нет-нет да и угадывается прежний насмешливый Бойл, давший ДиКаприо возможность к привычному для себя образу сладкого мальчика добавить черты наркомана Рентона.

Зато работа над «Пляжем» подарила свободолюбивому британцу идейного партнера — тоже гражданина Соединенного Королевства, писателя и сценариста Гарленда. Вскоре вместе они открыли второе дыхание в жанре зомби-апокалипсиса, выпустив малобюджетный атмосферный фантастический триллер «28 дней спустя» с мрачно красивым Киллианом Мерфи в роли бедолаги, очнувшимся в обезлюдевшем Лондоне.



При оригинальном подходе любой жанр можно сделать философской притчей, что и доказали Бойл и команда. Мрачный саундтрек от Godspeed You Black Emperor! и Джона Мерфи, опустевшие улицы и магазины, аллегоричная картина современного общества, где все пожирают себе подобных… «Четыре последних недели я видел, как люди убивают друг друга. Но я это видел и за четыре недели до появления инфекции и гораздо раньше — люди всегда убивают друг друга, и потому, на мой взгляд, жизнь идет в обычном русле», — одна из ярких цитат фильма, иллюстрирующая его философскую концепцию. Зомби-апокалипсис разворачивается прямо у тебя под носом, и государство должно обязательно помочь, однако финал ленты — открытый и внешне счастливый — внушает жуткую тревогу.



Спустя пять лет Дэнни вновь объединился с Гарлендом и двумя МерфиДжоном и Киллианом — для создания визуально совершенной космической драмы «Пекло». В свое время режиссеру предлагали встать у руля «Чужого 4», но даже учитывая этот факт, после первого «Чужого», «Космической одиссеи» и «Соляриса» снимать что-либо о космических путешествиях ему было как-то некомфортно. В итоге получилось медитативное признание в любви к Солнцу. Несмотря на шквал критики, обрушившейся на фильм, публика оценила возвышенную тоску по космосу по достоинству.



На голливудский же Олимп Бойл взобрался, смешав в «Миллионере из трущоб» дух американской мечты и индийскую культуру. Даже при явном расчете на массового зрителя фильм вышел по-бойловски живым, зажигательным и даже романтичным. Как результат — восемь статуэток «Оскар» и благодарности от молодых актеров Дева Пателя и Фриды Пинто. В очередной раз режиссеру удалось удовлетворить ожидания аудитории, и не какой-то конкретной, а интернациональной. «На смену фильмам об Америке и американцах приходят картины о других мирах и культурах», — справедливо считает Бойл. Главное, к любому объекту изображения относиться бережно и с уважением.



Именно так гораздый на выдумки постановщик относился к каждой выбранной теме: в биографической драме о силе воли «127 часов» с Джеймсом Франко, застрявшим в скале, хитросплетенном и удивительно динамичном криминальном триллере «Транс» с Джеймсом МакЭвоем и Венсаном Касселем и, наконец, в байопике о великом и ужасном маркетологе Стиве Джобсе. Отдельного внимания заслуживает эксперимент режиссера с сюжетом готического романа «Франкенштейн» — в одноименном проекте с Бенедиктом Камбербэтчем и Джонни Ли Миллером, меняющимися между собой ролями, использованы и театральные, и киноприемы.



По мнению Бойла, сначала впитавшего в себя дух сцены, зрителю плевать на режиссера, и именно актеры — те своеобразные каналы, с помощью которых передаются идеи. Тот же, кто управляет всем процессом, должен быть чутким психологом и чувствовать, что каждый актер находится на своем месте. По собственному признанию Дэнни, театр никогда его не покидал: «На сцене каждый спектакль разный. Театр живет динамикой и меняется каждый вечер. Сначала я предполагал, что в кино все как раз наоборот, но оказалось, что нет. Фильм тоже меняется после каждого нового просмотра. Его смотрят разные люди из разных мест и в разном настроении, и все это здорово преобразует то, что мы изначально вкладываем в свою работу». Эта театральная особенность в картинах мастера всегда успешно сочетается с лихо закрученными сюжетными линиями, неожиданными поворотами и уникальной визуальной частью.



Дэнни Бойл любит повторять, что сама материя фильма отражает то, с какими эмоциями он был сделан. Мы же после таких слов можем только сделать вывод, что он вдобавок ко всему еще и очень любвеобильный, чувствительный человек, который не боится отказывать в ремейках и сиквелах Голливуду, но не может не порадовать поклонников продолжением созданной им легенды — «Т2: Трейнспоттинг». Кто-то из его безалаберных торчков так и остался наркоманом, кто-то открыл свой клуб, кто-то вышел из тюрьмы, возможно, кто-то выбрал-таки жизнь. Словом, в следующем году мы точно не будем разочарованы.
21.03.2016 11:36

Будьте нашим мужем

Сегодня могло бы исполниться 75 лет Андрею Миронову — одному из самых светлых, талантливых и горячо любимых отечественным зрителем актеров. Он довольно рано ушел от нас, но насыщенности его жизни многим хватило бы лет на сто. И после себя он оставил лишь хорошее — как большое творческое наследие, так и самые теплые воспоминания окружающих его людей.

Родился Миронов в семье известных эстрадных артистов 7 марта 1941 года, но родители указали датой рождения ребенка 8 марта, пошутив, что он «подарок женщинам в Женский день». Что ж, эта шутка оказалась во многом пророческой — женщины его действительно обожали. Тогда еще не актер, а просто мальчик Андрей носил фамилию отца — Менакер, но после печально известного Дела врачей, когда начались гонения на евреев, друзья семьи посоветовали родителям поменять фамилию сына на мамину.



Несмотря на окружающую мальчика творческую среду, в детстве он ничем особым не отличался от сверстников — так же играл на улице, учился хорошо, но не слишком, не любил точные науки и любил мороженое. Впрочем, его знаменитое обаяние давало о себе знать уже тогда — в классе он считался однозначным лидером. Кроме того, Андрей был аккуратистом и чистюлей, и эту черту он пронес через всю свою жизнь — актер всегда одевался очень стильно, с иголочки.

В 11 лет почти свершился дебют Миронова — его выбрали на роль в фильме «Cадко», но в итоге режиссер забраковал мальчика. Видимо, именно тогда Андрей и заинтересовался театральным искусством. Сначала он играл в школьном кружке, потом в студии при Центральном детском театре. Родители думали, что это всего лишь хобби, ожидая, что Миронов станет переводчиком. Но обычно беспроблемный сын взял и поступил в Училище имени Бориса Щукина.



Изначально в молодом человеке не было видно особого таланта, зато упорства и трудолюбия в нем хватило бы на весь курс. Если он сдавал экзамен даже на четверку, то тут же шел на пересдачу. Его однокурсник, Михаил Воронцов, вспоминал, что удивлялся этому и как-то поделился своими соображениями с матерью. Та категорично ответила: «Запомни, Миша, ты никогда не будешь настоящим артистом, а он будет». «Это еще почему?», — возмутился Воронцов. «Потому, — сказала мама, — что у тебя нет тщеславия». И она оказалась права.

Впрочем, тщеславным Андрей Александрович был в хорошем смысле этого слова, скорее это даже можно назвать перфекционизмом. В остальном Миронов был на редкость душевным и скромным человеком, начисто лишенным любой надменности и гордыни. Вот и в училище, в отличие от своих сокурсников, рвавшихся на экраны несмотря на запрет руководства, он честно следовал правилам и старательно учился. И был вознагражден — ему официально разрешили на четвертом курсе сняться в фильме «А если это любовь?».



В 1962 году Миронов закончил театральное училище и поступил на работу в Московский театр сатиры. Этому храму культуры он остался верен до конца, прослужив там 25 лет. В том же 62-м он получил первую более-менее серьезную роль в киноленте «Мой младший брат» — грустной, хоть и светлой истории о человеческом пути и становлении. Четверо друзей, только окончивших школу, — Денис, Алик, Юрка (Миронов) и Галя, — не хотят слушать советов взрослых и решают уехать из родного города. Их ждет много приключений и тягот, им приходится пересмотреть свои принципы, повзрослеть и понять, что на самом деле ценно в жизни. Картина не имела оглушительного успеха, но все же была благосклонно принята зрителями, а молодых актеров заметили и одобрили. Хороший дебют был закреплен в комедии «3+2», где Миронов сыграл одну из главных ролей — ветеринара Романа. Легкая романтическая история об отношениях трех парней и двух девушек, затеявших дележку места для отдыха на берегу моря, и сегодня вызывает улыбку.



После этого наступил небольшой перерыв, во время которого актер в основном отдавал себя театральной сцене. Настоящим толчком к будущему успеху стала лента «Берегись автомобиля». Картина про приключения «советского Робина Гуда» оказалась невероятно популярной. Конечно, основное внимание досталось Иннокентию Смоктуновскому (Деточкин) и Олегу Ефремову (Подберезовиков), но и продавец-спекулянт Дима Самоцветов, сыгранный молодым актером Андреем Мироновым, сразу же очаровал зрителей. Эта роль была признана одной из лучших в картине, и уже здесь мы можем видеть знаменитое мастерство артиста, а также основу полюбившегося потом у аудитории амплуа «обаятельного жулика».



Это амплуа, впоследствии так надоевшее самому артисту, было развито на полную в советском хите «Бриллиантовая рука». Сюжет раскрывать нет смысла, так как вряд ли кто-то из отечественных зрителей не смотрел эту зажигательную комедию Гайдая. Сценарий практически по репликам растащили на цитаты, песни знают наизусть даже дети, и вообще вся история пустила глубокие корни в советскую и российскую культуры. Конечно, это заслуга и блестящего актерского ансамбля, создавшего яркие и запоминающиеся образы. Но именно дуэт порядочного, но бестолкового и немного нелепого Горбункова и вынужденного таскаться за ним блистательного мошенника Геши Козодоева покорил восхищенную публику. И хотя в центре сюжета находится фигура Семена Семеныча, которого сыграл на тот момент уже всенародно известный Никулин, 27-летний Миронов притягивает внимание на том же уровне, затмевая своих старших и более опытных коллег. Так что уже после первого показа молодой актер проснулся горячо любимым народным кумиром. Здесь же состоялся и его дебют как певца. Сейчас нам трудно представить нашу музыкальную культуру без проникновенного голоса Миронова, а ведь в детстве его родители были уверены, что у него вовсе нет ни слуха, ни голоса, а Гайдай вообще согласился оставить песню про дикарей только после долгих уговоров Никулина. И не прогадал — вместе с «Песней про зайцев» «Остров невезения» мгновенно ушел в народ.

Для Андрея Миронова эта картина стала одновременно и путем к вечной славе, и персональным проклятьем. Образ харизматичного пройдохи преследовал его до конца жизни, в то время как актер был одарен драматически и мечтал о серьезных работах. И если в театре он воплощал на сцене весьма сложные, многогранные и глубокие образы, то кинорежиссеры больше видели его в легкомысленных и чаще всего «поющих» ролях.



Но актер не сдавался. Так, он сыграл одну из центральных ролей в киноальманахе «Семейное счастье» по рассказам Чехова, показав, что его мастерства достаточно, чтобы филигранно отобразить все нюансы творения мастера психологической прозы. Любопытен и его персонаж в приключенческой трагикомедии «Достояние республики». Действие происходит после окончания Гражданской войны, герой Миронова (Маркиз, учитель фехтования в дворянской семье) пытается вывезти из страны коллекцию предметов искусства, оставшихся после бывших хозяев. По сюжету, Маркиз является скорее отрицательным персонажем, но благодаря обаянию артиста и его умению создавать неоднозначные образы, учитель фехтования вызывает сопереживание больше других, и над его смертью проливали слезы все советские зрители. Вообще, подобные образы — конек Миронова. Он умел выглядеть одновременно очень жизнерадостным, легкомысленным, вызывая невольную симпатию, и при этом делать персонажа по-настоящему глубоким.

Впрочем, умел он исполнять подобные роли с двойным дном и по-другому. В ленте «Старики-разбойники» его Проскудин однозначно вызывает неприязнь — ведь он «блатный» и пытается выгнать с работы хорошего опытного сотрудника, которого хотят сместить из-за возраста. Но парадоксально, что при всей мерзости персонажа он все равно приковывает внимание, харизма Миронова делает его выпуклым и многомерным.



В 1973 году Советский Союз покорил еще один хит с участием Андрея — «Невероятные приключения итальянцев в России». Искрометная пародия на западные гангстерские фильмы вызвала шумный резонанс. Фильм хорош сам по себе: в нем есть множество отсылок и аллюзий на кино подобного жанра, остроумный юмор, хорошая актерская работа, и, как вишенка на торте, — Миронов, который играет надоедливого гида для итальянских туристов, не подозревающих, что за их погоней за спрятанными в Ленинграде сокровищами на самом деле наблюдает советский милиционер. Любопытно, что все трюки в фильме Андрей выполнял самостоятельно, а ведь многие из них были довольно рискованными.

Были у Миронова и фильмы с особенно полюбившимися зрителям амплуа. В забавном водевиле «Соломенная шляпка» он сыграл незадачливого ловеласа Фадинара, вынужденного в день свой свадьбы искать шляпку взамен той, что съела его лошадь. И все потому, что сей предмет гардероба принадлежал даме, отдыхавшей отнюдь не с законным мужем. В музыкальном фильме «Небесные ласточки» актер вновь создал двойственный образ — и набожного учителя пения в пансионате для благородных девиц, и композитора, сочиняющего легкомысленные песенки для местного театра.



Как музыкальный исполнитель Миронов был очень любим советскими композиторами. Его характерный мягкий голос сразу полюбился зрителям, но главным был не он, а виртуозное умение им владеть. Андрей умел точными акцентами в интонации выразить суть песни куда глубже, чем заложено в тексте, и даже, при необходимости, придать словам совсем другой смысл (что в условиях советской цензуры было не самым лишним навыком). А когда Миронов не иронизировал, в его пении звучала подлинная, искренняя теплота. Не зря его песни обожали и детишки всего Союза. И до сих пор все мы знаем и любим его лучшие работы: «Белеет мой парус, такой одинокий...», «Бабочка крылышками бяк—бяк-бяк-бяк...», «Давайте негромко, давайте вполголоса...» и многие другие. К сожалению, к озвучке мультфильмов его привлекали не так часто, зато его голосом говорит сам кот Леопольд, да и хитрый котяра из «Голубого щенка» тоже чудо как хорош!



Спорной ролью многие считают Бендера из экранизации «12 стульев». Есть даже шутка о том, что все люди делятся на два типа — тех, кто считают, что лучший Остап был у Миронова, и тех, кто предпочитают Великого комбинатора Арчила Гомиашвили. Так или иначе, интерпретация Андрея была весьма любопытной, а песни из фильма ожидаемо прописались в народе. Бендер в исполнении Миронова отличался неожиданным трагизмом: при всей внешней блистательности и легкомысленности в глазах героя всегда видна затаенная грусть. Сам актер это объяснял тем, что, с его точки зрения, Бендер жил не в свое время и не на своем месте, будучи при этом талантливым и одаренным человеком. В этом и была его трагедия.



«Вы привлекательны, я чертовски привлекателен. Чего зря время терять?»


Зато в трогательной сказке «Обыкновенное чудо» нареканий Миронову не было. Здесь вновь проявилась его удивительная особенность чутко улавливать грань, не подавляя главных персонажей — Волшебника, Медведя и Принцессу, но вместе с тем его героя невозможно не заметить, настолько он яркий. Привычный образ обаятельного мерзавца был встречен зрителями на ура, как и его песни.

Еще один вызвавший прения фильм — «Трое в лодке, не считая собаки». В нем Миронов исполняет несколько ролей — самого автора Джерома К. Джерома, одного из отправившихся в путешествие по Темзе друзей, а также еще ряда персонажей. В свое время картину обвиняли в чересчур вольной трактовке оригинала, но когда волнения улеглись, зрители оценили тонкий юмор, а также обаятельных героев, и во многом это заслуга Андрея, как вытянувшего на себе половину картины.

Пришлась по вкусу публике и комедия «Будьте моим мужем» о двух незадачливых курортниках, которые не могут найти жилье на море. Они встречаются и договариваются притвориться семейной парой, чтобы их пустила строгая квартирная хозяйка. Их ждет множество комических перипетий, в результате которых притворство сменяется зарождением искренних чувств. Это очень добрый фильм, к тому же любая женщина Союза не отказалась бы предложить Миронову побыть ее мужем.



С возрастом в глазах актера явно начала прослеживаться тщательно сдерживаемая печаль. Он был на редкость светлым человеком — много ли существует деятелей шоу-бизнеса, о которых нет ни одного плохого отзыва? А о Миронове абсолютно все говорили, что он никогда и никому не делал зла. Его действительно любили. Одним своим присутствием на съемочной площадке или за кулисами он снимал напряжение и развеивал любые ссоры. Интеллигентный, всегда улыбчивый, умеющий пошутить (но никогда обидно), скромный, готовый помочь другим — к нему невозможно было испытывать неприязнь. Зрители обожали такого жизнерадостного артиста. И тогда мало кто мог подумать, что на самом деле его жестоко мучил целый букет заболеваний, что он испытывал боль от каждого движения. Но Андрей Миронов был настоящим идеалом советского человека — мужественным и стойким, ничем не выдающим своих страданий.



Во многом его настоящая суть проявилась в одной из последних работ — «Сказке странствий». Этот фильм незаслуженно остается в тени, когда говорят о творчестве Миронова. А вместе с тем именно здесь мы можем увидеть настоящего Андрея, таким, какой он был в жизни. Лиричная история повествует о девочке Марте, ищущей своего брата Мая, которого похитил бандит из-за его умения чувствовать золото. Миронов играет врача, изобретателя, мыслителя, поэта и просто идеалиста Орландо. Он решает помочь девочке. Вместе они проходят множество испытаний, пока Орландо не отдает свою жизнь, чтобы спасти людей от ведьмы Чумы. Пожалуй, можно сказать, что здесь Андрей не играл, а был самим собой. Его персонаж — как свеча во мраке окружающего средневекового мира, косного, жестокого, погрязшего в пороках, алчности и циничности. Его вера в силу человеческого духа, в лучшее, что есть в людях, в тот свет, который несет наука и искусство, в то, что даже в самом плохом человеке живет доброта — эта вера словно разгоняет сгустившуюся вокруг героев тьму. И пусть он, как и подобает человеку идеалов, погибает ради других, в конце фильма это не остается без вознаграждения. Это одна из самых пронзительных и сильных киноролей Андрея Миронова.



«Билли, заряжай!»


После было еще несколько интересных фильмов, где мы уже не увидим актера в его дурашливом амплуа, таких как трагикомедия «Блондинка за углом», драма «Мой друг Иван Лапшин». И завершил свою кинокарьеру артист поистине красиво, хоть и не специально. Речь идет о фильме «Человек с бульвара Капуцинов». Грустная ирония судьбы, но в этой картине Миронов словно подвел итог всей своей жизни. Сыгранный им мистер Фест, который верит в облагораживающую силу кино — как сам актер, всю жизнь старавшийся нести вечное и светлое людям. Об этой картине также нет смысла много рассказывать — как и «Бриллиантовая рука», это один из шедевров советского кино. Еще одна печальная ирония — главный герой устами Миронова произносит: «Когда у человека есть цель в жизни, смерть ему не страшна». Он сам так жил.

Андрей Миронов умер так, как об этом мечтает любой артист — на сцене. 14 августа 1987 года он исполнял роль Фигаро в самом его популярном спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро» когда во время пятой картины третьего акта у него случилось кровоизлияние в мозг. За его жизнь боролись лучшие врачи, но, к сожалению, 20 августа 1987 года, в возрасте всего 46 лет народный любимец скончался. Его горько оплакивали не только близкие люди и коллеги, но и весь Советский Союз.



Смерть Андрея Миронова закрыла целую эпоху. Многими этот актер воспринимался и воспринимается до сих пор как символ, живое воплощение всего самого лучшего, что было в советском кинематографе: высокое мастерство, полная самоотдача, доброта и вера в идеалы, вера в человека и возвышенность его духа. Все это было и в нем. Именно поэтому его ранняя смерть была воспринята страной так болезненно. К счастью, благодаря магии кино мы и сегодня можем увидеть, как с экрана смотрят на нас светлые глаза Андрея Миронова, зовущие нас сделать мир лучше — как делал он сам.
21.03.2016 11:35

Скажи его имя

«Мое лицо в состоянии покоя выглядит гнусно. Я пугаю окружающих. Знаете, некоторые умеют улыбаться с рождения. Я же выгляжу так, будто собираюсь есть детей»... Сегодня автору этих слов, актеру, сценаристу и режиссеру Брайану Крэнстону, исполняется 60 лет, и каким бы ни было его лицо в состоянии покоя, миллионам зрителей по всему миру оно теперь доставляет только положительные эмоции.

В первую очередь потому, что архизлодей Уолтер Уайт из сериала «Во все тяжкие» (Breaking Bad) подарил нам множество незабываемых мгновений перед экранами телевизоров и мониторов. Именно игра Крэнстона стала одним из решающих факторов, которые привели эту криминальную драму к статусу культовой задолго до ее финала. Между тем в фильмографии Брайана-актера значатся боле 140 работ в самых разных жанрах и форматах, и в рамках рубрики «Культ киноличности» LostFilm.INFO отметит лучшие из них — те, на которые стоит обратить внимание, если Breaking Bad пересмотрен много раз, а Крэнстона хочется еще и еще.

Брайан Крэнстон родился прямо в Голливуде, а рос неподалеку от Лос-Анджелеса с родителями-актерами, о которых позже отзывался довольно снисходительно, утверждая, что как папа и мама они не очень-то состоялись. Любопытно, что неудачная карьера предков не помешала будущей мировой знаменитости пойти по их стопам. Более того, Брайан однажды признался, что некоторые черты Уолтера Уайта он взял из характера своего отца, который согнулся в три погибели, «когда вся тяжесть мира свалилась на его плечи».

Дебют Крэнстона на ТВ состоялся, когда ему было восемь лет. Брайан снялся в рекламном ролике, после чего до самого колледжа не задумывался об актерской карьере. Желание проявить себя на сцене привело полного надежд выпускника на театральные подмостки города Дейтона-Бич во Флориде. Там молодое и наверняка еще не настолько «гнусное» лицо Брайана, а также его роскошный обволакивающий голос заметили продюсеры, и после череды маленьких, но ярких телевизионных работ до большого экрана состоявшемуся к тому времени актеру оставалось рукой подать...

Роли второго плана в таких успешных проектах, как «То, что ты делаешь» и «Спасти рядового Райана», повысили коэффициент узнаваемости Брайана и позволили ему в 1999 году снять собственный фильм — камерную драму «Последний шанс». И сегодня ее по праву можно назвать недооцененной. Эту историю о женщине, которая проводит ревизию своей жизни благодаря мудрому незнакомцу, Крэнстон придумал и снял в подарок собственной супруге.



Он также исполнил в фильме одну из главных ролей, что на тот момент, увы, не было хорошей приманкой для критиков. Впрочем, «Последний шанс» все же получил пару премий, название которых вам ни о чем не скажут, плюс множество лестных отзывов от поклонников Брайана. Зрители признали картину одной из тех, что заставляют остановиться и со стороны посмотреть на свою жизнь. Так что если вы все же пожелаете ознакомиться с лентой, не удивляйтесь, если после просмотра долгое время будете ловить себя на мысли о собственном последнем шансе. В конце концов, иногда просто приятно увидеть на экране жизнь как она есть и задуматься о том, как изменить свою судьбу при наличии определенной доли мужества.

И если «Последний шанс» не получил должных почестей, того же нельзя сказать о другом знаковом проекте с участием Крэнстона. В 2000 году на телеканале Fox стартовал комедийный сериал «Малькольм в центре внимания» (Malcolm in the Middle), повествующий о полных бытового безумия и суматохи буднях многодетной семьи. Брайан в этом шоу сыграл главу семейства — незадачливого, слегка эксцентричного, но абсолютно очаровательного дуралея в полном расцвете сил, который с первых же кадров обезоруживает зрителя. И снова та же история — за то, что шоу просуществовало в эфире целых шесть лет, надо сказать спасибо не только сценаристам, без устали сочинявшим остроумные диалоги, но и актерскому чутью Брайана Крэнстона, который даже самого плоского персонажа умеет наделить объемом и обаянием. Для кого-то из современных поклонников актера это может оказаться сюрпризом, но свои первые номинации на «Эмми» он получил именно за роль озорного папашки в Malcolm in the Middle.



До своего феерического появления в сериале «Во все тяжкие» Крэнстон успел сняться в нескольких не очень громких теле- и кинопроектах, включая трогательную драмеди «Маленькая мисс Счастье», а также поработать в качестве актера озвучания. И наконец наступил судьбоносный 2008-й, когда на экраны вышел первый эпизод Breaking Bad. Брайан сыграл затюканного учителя химии, который не согнулся в три погибели под тяжестью смертельного диагноза, а вместо этого стал повелителем голубого мета и «тем, кто стучит в дверь». На превращение из типичного тюфяка-семьянина в коварного, жестокого и феноменально хитрого наркобарона у Крэнстона ушло пять сезонов и весь его актерский инструментарий — от походки до голоса.



Тысячи телевизионных критиков потратили миллионы часов, сочиняя оды — одна другой пафосней — новой ослепительно яркой звезде телевидения. Сериаломаны без колебаний водрузили мистера Уайта на один пьедестал с обожаемыми доктором Хаусом и Декстером Морганом. Не смогли сдержать своего восхищения и коллеги: Энтони Хопкинс даже написал Крэнстону письмо, в котором назвал его воистину великим актером. После таких откровений охапка «Эмми» (четыре штуки) и «Золотой глобус» выглядят просто бонусами к главному призу — всеобщему признанию.



По словам Брайана Крэнстона, ему необходимо постоянно выходить из зоны комфорта. После успеха «Малькольма в центре внимания» он получил на руки сценарии сразу нескольких проектов, в которых ему предлагали сыграть чудаковатых папаш, и все их актер с возмущением отвергал. Зато после успеха Breaking Bad его стали приглашать на кардинально разные, хотя и второплановые роли. За период с 2008 по 2015 годы актер принял участие в съемках таких громких проектов, как «Линкольн для адвоката», «Учитель на замену», «Драйв», «Рок на века», «Джон Картер», «Вспомнить все», «Операция "Арго"» и «Годзилла». А в драмеди «Ларри Краун» у него даже была эротичная сцена в паре с Джулией Робертс.



Но если Брайан Крэнстон такой талантливый актер, почему у него до сих пор нет «Оскара», спросите вы. Потому что он теперь есть у Леонардо ДиКаприо. А если серьезно — всему свое время. Главная роль в байопике «Трамбо» про опального американского сценариста получилась у Брайана на сто процентов оскаровской. Речь в ней снова идет о непосильной ноше, взваленной на человека, но на сей раз этот человек воплощает собой то, что Эрнест Хемингуэй называл «достоинством под давлением».



И это достоинство в экранной инкарнации Далтона Трамбо сквозит буквально во всем, начиная с того, как Крэнстон держит мундштук, и заканчивая едким чувством юмора, не покидавшим сценариста ни в тюрьме, ни в минуты жесточайшего унижения. И вновь работа лицедея заслужила восхищенные отзывы коллег: одна из них, Хелен Миррен, после съемок «Трамбо» записала Брайана в ряды величайших современных американских актеров. Даже интересно, какие роли станут предлагать ему теперь, после столь мощного образа. Но тот факт, что у него в будущем есть все шансы заполучить «Оскар», сомнению уже не подлежит.



На данный момент среди проектов Брайана Крэнстона, находящихся на стадии разработки или уже отснятых, самыми многообещающими выглядят Wakefield режиссера Робин Суикорд и «Агент» Брэда Фурмана. Первый фильм расскажет о мужчине, который после нервного срыва укрывается от жены на чердаке и живет там несколько месяцев. Второй — это реальная история об агенте, который долгое время прикидывался сотрудником одного из банков, прикрывавших преступную деятельность крупного кокаинового картеля с целью развалить его изнутри.

К режиссуре, судя по всему, Брайан пока возвращаться не планирует, хотя помимо «Последнего шанса» он успел поработать по ту сторону камеры и в Breaking Bad, и в «Малькольме», и в популярном ситкоме «Американская семейка» (Modern Family).



Обычно поздравления с юбилеем сопровождаются перечислением регалий именинника, особенно когда речь идет о мире кино. Но, пожалуй, все регалии Брайана Крэнстона можно променять на одну единственную, дающую исчерпывающий ответ на вопрос, чем же так примечателен этот разменявший седьмой десяток мужчина. А именно — в 2011 году издание The New York Times включило его в список восьми актеров, которые превратили телевидение в искусство.
24.11.2015 16:11

Капитан Хаос и «гиллиамески»

Пожалуй, из всех современных режиссеров сложно выделить хотя бы одного настолько же культового, как старина Терри Гиллиам, которого с одинаковой силой обожали бы зрители и прессовали бы продюсеры. На счету этого англичанина американского происхождения — самые рискованные, дерзкие и вызывающие проекты, ни один из которых не имел безоговорочного успеха сразу по выходу на экраны. Каждый выпущенный хулиганом Терри фильм так или иначе встречал возражения, будь то мрачная антиутопия, выносящая приговор обществу потребления («Бразилия»), или гротескная притча о современной Алисе, необъяснимым образом занесенной на территорию хичкоковского «Психо» («Страна приливов»).

Этот интеллектуальный маргинал, в чьей голове роятся миллионы образов, рождаются фантастические типажи и возводятся целые города, то и дело принимает на себя роль самого болезненного нарыва Голливуда. И хотя ему поклоняются синефилы со всего мира, Гиллиам периодически становится мишенью для критиков и студийных боссов. Их раздражает его наплевательство на общественные запреты и безудержная фантазия, плоды которой иногда оказываются настолько уродливыми, что могут существовать лишь на грани фола. После выхода на экраны «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» профессиональная тусовка вообще задалась целью раз и навсегда потопить выскочку, который производит на свет «фальшивку, выданную за авторское кино».



Соревнуясь в остроумии, критиканы доказывали, что увлеченность Гиллиама стилистикой выявляет в нем недостаток драматургического таланта, а его капризы и несговорчивость — лишь последствия скудности мышления. И это, возможно, сошло бы им с рук, если бы фильмы Терри не вызывали таких сильных эмоций, каких не дождешься от современного кинопродукта.

Продюсеры, в свою очередь, боятся этого опасного, неконтролируемого режиссера с идеями, которые, согласно их маркетинговым схемам, плохо продаются. Так Капитан Хаос вечно оказывается чужим среди своих. По степени раскрутки его картин, привлечения к съемкам топовых актеров и вниманию прессы он определенно считается постановщиком высшей категории. При этом, будучи все-таки более мейнстримовым, нежели артхаусным, Терри зачастую остается в меньшинстве. Гиллиама ценят в профессиональной среде. Киношные «технари» — операторы, дизайнеры, художники — почитают за честь поработать со смелым выдумщиком. Перед ним благоговеют и актеры: уже прославленные Брюс Уиллис и Брэд Питт в свое время готовы были потакать любой прихоти визионера, лишь бы пройти кастинг в «Двенадцать обезьян». Однако Терри по сей день — самый феерический неудачник на Фабрике грез.

Еще в юности испытав нежелание состыковываться с абсурдной американской бизнес-стратегией, Гиллиам переехал в Британию. Молодой парень родом из Миннеаполиса, «самого скучного места на Земле», к этому времени успел поработать в относительно свободных от официальщины лос-анджелесских журналах Help! и Mad. Там он был человеком-оркестром, хотя большинство знакомых считали трудягу легкомысленным бездельником. Не желающий никому ничего доказывать Гиллиам работал сутками напролет. Способности к рисованию у дипломированного политолога позже вылились в страсть к анимации. Вообще, воображению Терри всегда завидовали даже самые мощные художники — оно у будущего режиссера раскочегарилось с детства, в котором не было даже телевизора, не говоря о походах в кино. К фильмам Акиры Куросавы, Федерико Феллини, Сергея Эйзенштейна и, конечно, Стэнли Кубрика он пристрастился уже в студенчестве, хотя по сей день больше вдохновляется мальчишескими впечатлениями (например, собственными фокусами).

Свобода мышления и способность к соображению пригодились американцу, когда он начал работать в Лондоне, который в конце 60-х считался богемной столицей мира. Почти сразу после прибытия он познакомился с будущими «пайтонами» — прародителями британского телевизионного юмора. Роль Гиллиама в процессе создания комедийного проекта «Монти Пайтон: Летающий цирк» (Monty Python's Flying Circus), казалось, сводилась к минимуму — в основном он рисовал сюрреалистические анимационные вставки, созданные в духе поп-абсурдизма. Порой даже члены комик-группы не могли дать однозначной трактовки этим мультяшным связкам.



Пока Джон Клиз, Эрик Айдл, Терри Джоунс, Майкл Пэйлин и Грэхам Чэпмен собирались вместе, чтобы обсудить будущие скетчи, Гиллиам был предоставлен самому себе. Но отщепенец тратил свободное от мозговых штурмов время с пользой — под шумок стал продвигать идею собственного полнометражного фильма под брендом «Монти Пайтон». К проекту о поисках королем Артуром и его рыцарями священного Грааля охотно присоединились остальные члены группы, а Терри Джоунс по факту стал сорежиссером своего тезки.

На базе этого во всех смыслах экспериментального фильма выросла одна полезная, но нервирующая продюсеров рабочая черта Терри: Гиллиам просто обожает, когда съемки начинают идти не по плану или вообще грозят быть сорванными. При работе над малобюджетным «Священным Граалем» беды валились на команду одна за другой. В первый же день съемок сломалась камера, «пайтонов» под предлогом неблаговидности их намерений не пустили ни в один из прописанных в сценарии старинных замков, возникли проблемы с массовкой. Все эти трудности лишь подстегнули Терри на поиск неожиданных визуальных и концептуальных ходов, дав возможность поупражняться в смекалке. К примеру, нехватка финансирования спасла режиссеров от перспективы скатиться в банальность: в каком еще фильме рыцари обозначают езду на лошади клацаньем кокосовых скорлупок? С тех пор даже на крупных студийных проектах Терри молится о том, чтобы случился аврал. Это заставляет его выкручиваться, используя всю изворотливость и пробивной характер, пришпоривая фанатазию, которая порождает такие неожиданные решения, какие ни за что не пришли бы в голову режиссера, помещенного в тепличные условия.

Несмотря на то, что созданные «пайтонами» образы были до нелепости карикатурными, а более осмысленно связанные скетчи оставались эклектичным набором тонких и едких каламбуров, уважение авторов к исторической эпохе и «поразительно осмысленная визуализация Средневековья» позволили им заявить о себе как о серьезных киноделах. Однако продолжать создавать фильмы под «пайтоновским» соусом Гиллиам не хотел — он стал специалистом в деле постановки кадров, поиска нужных локаций и работы с актерами, что порождало конфликты с тем же строптивым Джоунсом. Так что в последующие годы Гиллиам самостоятельно выпустил ленты «Джабервоки» и «Бандиты во времени», которые не имели большого успеха в странах, где ценилось творчество «Монти Пайтон». Люди жаждали очередного «Священного Грааля» или «Смысла жизни», а Терри все еще воспринимали как перебежчика из стана «пайтонов».



Такая ситуация продлилась вплоть до выхода антиутопии «Бразилия», потрясшей зрителей своей бескомпромиссностью, красноречивостью изобразительных элементов и мрачной красотой. Ловко подхваченная атмосфера «1984» Джорджа Оруэлла и «Замка» Франца Кафки воцарилась в этой ленте с поправкой на склонность режиссера к фантазерству и сатире. Конечно, в фильмах Терри на общее дело начинает работать каждая деталь. Критики и коллеги по цеху ругают его за то, что форма у него частенько доминирует над содержанием и задает тон всему повествованию. Однако в «Бразилии» все пришло в идеальный баланс. По сути, 45-летний Терри собрал фильм по правилам искусства реди-мэйд: вторую жизнь у него обрели телетайпы, превращенные в компьютеры будущего, и военные агитплакаты. Главную роль в визуальном плане сыграли водосточные трубы, которые в реальности поражали Гиллиама тем, что могли быть проложены в самых неподходящих местах — прямо поверх ценной лепнины. Англичане были готовы принести искусство в жертву удобствам цивилизации.



Однако Терри не положил проект на алтарь своей визионерской находчивости. Честно признав, что у него не очень хорошо выходят диалоги, он привлек к написанию сценария Тома Стоппарда и Чарльза МакКоуэна. Вместе они создали целую галерею харизматичных персонажей, во главе которой стоит типичный для Гиллиама средненький человечек, который получает то, чего не заслуживает, толком не успев осознать, о чем же он в принципе мечтает. Середнячка Сэма Лаури, на плечах которого лежит даже больший груз вины за происходящее, чем кажется на первый взгляд, по настоянию режиссера сыграл первоначально не подходивший на эту роль, но здорово преобразовавший ее Джонатан Прайс.

К фильму проявил немалый интерес сам Роберт Де Ниро, специально приезжавший в Англию, чтобы сыграть небольшую, но важную с точки зрения центрального конфликта роль инженера Таттла. И хотя звездный актер извел всю съемочную группу, которая не привыкла работать в его размеренно-самокритичном стиле, он впоследствии стал чуть ли не самым важным бойцом в битве за «Бразилию». Война разгорелась между Терри Гиллиамом и студией Universal, владеющей правами на прокат ленты в Штатах. Главы кинокомпании никак не желали мириться с жестокой концовкой европейской версии картины, а постановщик не считал нужным уступать. В итоге обиженные продюсеры после длительных пререканий все-таки выпустили слегка видоизмененную «Бразилию» на экраны, обиженный же мастер хоть и отстоял свое творение по основным позициям, все же пострадал от нервов — на несколько месяцев утратил возможность ходить.

Однако скандальная слава «Бразилии», вошедшая в историю кино наравне с самой антиутопией, оказалась по прошествии времени далеко не самым болезненным испытанием для этого провокатора с улыбкой Чеширского Кота. Неудачи следующего проекта выбили Терри из колеи. При том, что «Приключения барона Мюнхгаузена» собрали четыре технические номинации на «Оскар» в 1990 году, в обществе они были восприняты без особого энтузиазма.

С некоторым разочарованием в киноиндустрии Гиллиам вошел в один из лучших периодов своей творческой биографии. Мы не говорим «в карьере», потому что, очевидно, Терри до старости не умел ею заниматься — с трудом шел на компромиссы, не понимал голливудской машинерии, отказывался от фильмов типа «Кто подставил кролика Роджера?», стремясь снимать только то, что было интересно ему.

Это сейчас режиссер научился необходимому раздвоению сознания, сумел примирить в себе Терри-озорника и Терри-отличника, пришел к мысли о том, что интеллектуальный мейнстрим — меньшая из зол. А тогда, в начале 90-х, он в сердцах решил переложить ответственность за будущие проекты на плечи другого человека, придержать своих фирменных «гиллиамесок» (у режиссера к тому моменту окончательно сложился собственный стиль, который поклонники наградили термином “gilliamesque”). На деле же его энергия никуда не делась, а только обогатила фильмы так называемой Большой тройки — «Король-рыбак», «Двенадцать обезьян», «Страх и ненависть в Лас-Вегасе».

Сценарий первой картины за авторством Ричарда ла Гравенеса Гиллиам получил по почте вместе с текстом к «Семейке Аддамс». Историю о клане жутковатых фриков Терри сразу же отправил в измельчитель, а вот «Король-рыбак» заинтриговал его настолько, что режиссер, готовый было отойти ко сну, так и остался сидеть на кухне в одном халате и махровых носках. С вмешательством Терри легкая мелодрама превратилась в красивый терапевтический миф, который оказывал такое же чудодейственное влияние на зрителей, как и Грааль на героя Робина Уильямса.



Проживший лучшие творческие годы в Англии и испытывающий смешанные чувства к родине, Терри умудрился заставить нью-йоркцев увидеть истинную магию их города, населить шумные кварталы Манхэттена благородными рыцарями и наделить его душой. Именно благодаря Гиллиаму кинематограф получил одну из самых трогательных сцен в своей истории — вальс на Центральном вокзале. Также Терри впервые позволил себе идти вслед за актерами и не стал выстраивать громоздкие, убивающие искренность этой картины декорации, тем самым доказав, что может развить богатый сюжет и без визуальных подпорок. В результате поучительная и добрая история покорила сердца киноманов и собрала хорошие отзывы прессы. И это, пожалуй, единственное исключение за всю гиллиамовскую фильмографию.

Впрочем, это не совсем справедливое резюме, ведь грандиозный фурор произвел также фантастический триллер «Двенадцать обезьян», снятый по сценарию Дэвида и Джанет Пипплз и основанный на короткометражке Криса Маркера «Взлетная полоса». Со временем лента получила культовый статус, а ее загадки до сих пор многим не дают покоя. Однако весь успех картины руководство Universal списало на участие в ней звезд уровня Питта, не ведая, что сам Терри дал роль красавчику, страстно желавшему избавиться от приевшегося амплуа, в качестве большого аванса.

Другое дело «Страх и ненависть» — фильм, которым Гиллиам хотел открыть для себя 90-е, а по факту весьма символично их закрыл. Многие идеи романа Хантера С. Томпсона в то время витали в воздухе, и кинематограф просто обязан был разродиться его экранизацией. Взошедший на борт проекта Терри с большим уважением к тогда еще живому, эмоционально неустойчивому и потенциально опасному автору доработал материал, сместив все расставленные до него акценты. У режиссера получилась современная версия дантевского ада и письма с передовой в одном флаконе. По сути, Томпсон действительно вел заметки с поля боя, вот только ареной военных событий был его собственный, погибающий под наркотическими бомбардировками мозг.

Сочившаяся желчью критика тут же разнесла Гиллиама за чересчур эпатажные трипы героя Джонни Деппа, дьявольский образ Бенисио дель Торо, сцены со скрытой педофилией и за ощущение краха американской мечты. Произошло именно то, что предрекал Хантер, — в свои права вступила ханжеская, живущая по законам тотальной самоцензуры Америка, не простившая режиссеру того, что он вытащил на обозрение один из самых сомнительных и даже позорных периодов ее истории. Однако «Страх и ненависть» повторил судьбу «Бойцовского клуба», став хитом через годы после своего официального релиза.



А дальше постановщик замолчал на семь лет. В муках вынашивались, но так пока и не появились на свет его давние проекты — «Дефективный детектив», «Повесть о двух городах» и «Человек, который убил Дон Кихота». Ненавидящий стагнацию Гиллиам в середине нулевых ввязался в очередную производственную канитель — на сей раз с Вайнштейнами и семейным фэнтези «Братья Гримм». Кульминацией постоянных вмешательств продюсеров стал эпизод с накладным носом для Мэтта Дэймона: режиссер хотел, чтобы Вильгельм сломал нос, заступаясь в детских драках за младшего брата, Боб же испугался, что со сломанным носом зрители не узнают актера на постерах. После этого Терри, кажется, стал проще относиться к дорогостоящему студийному детищу. Фильм получился масштабным и затейливым, но совершенно неповоротливым и бесхарактерным. В кинотеатрах он прошел очень ровно, что, по мнению Терри, является самым худшим результатом в его профессии — упаси боже любого режиссера угодить в трясину усредненности.

Стремясь доказать свою независимость Голливуду и всему киномиру, Гиллиам в образовавшийся между съемками «Братьев Гримм» пятимесячный перерыв снял чудную малозатратную вещицу, фэнтези «Страна приливов». Фильм, большая часть сюжета которого разыгрывается над разлагающимся трупом отца маленькой девочки, вышел излишне демонстративным и отталкивающим даже для Терри. Он открылся в тот же год, что и принятые без нареканий и страстей «Гриммы», и вызвал сомнения относительно того, действительно ли две эти ленты сняты одним постановщиком. «Шизофрения — это проще, чем кажется», — отшучивался Гиллиам.

Как бы то ни было, «Страна приливов» — последний на данный момент впечатляющий фильм 75-летнего чудака Гиллиама. Хорошо раскрученный «Воображариум доктора Парнаса» оказался яркой пустышкой, а добравшаяся до экранов этим летом «Теорема Зеро» хоть и блистала в частностях, сводилась к каким-то уж очень прямолинейным тривиальностям, когда дело доходило до обобщений. Собственно, у Терри внезапно получилась вариация его же «Бразилии», если бы ее переделали сиблинги Вачовски.



Что ждет режиссера, празднующего сегодня свой юбилей и никак не желающего рифмоваться с сединой в волосах, сложно предугадать. «В моем возрасте уже неплохо бы впасть в детство», — комментирует ситуацию неутомимый борец с системой. Что ж, мы поняли, что путешествие за край фантазии всегда оборачивается для Терри Гиллиама самыми немыслимыми экспериментами, которые кто-то назовет дичью, другие же — откровением. Главное, чтобы фильммейкер поскорее возвращался из своей творческой отлучки, дабы снова нагло и невозмутимо, как только он умеет, потрясти красной тряпкой перед носом очередного бюрократического дурака.
16.11.2015 12:29

Полет стальной бабочки

Вот уже почти пять лет нет с нами Людмилы Гурченко, одной из самых известных советских актрис и просто красавицы. Она запомнилась нам сияющей, легкой, словно бабочка, в то время как жизнь ее была совсем не простой. Актриса прошла долгий и сложный путь, но эта обманчиво хрупкая женщина обладала стальным характером, который помогал ей идти вперед и никогда не сдаваться.

Родилась актриса незадолго до начала Великой Отечественной войны. Семья у нее была музыкальной — родители работали в Харьковской филармонии. Неудивительно, что девочка очень рано начала петь, сразу же продемонстрировав недюжинный талант. Одноклассники Гурченко вспоминают, что она с детства обожала находиться в центре внимания, страх аудитории у нее отсутствовал начисто. Восхищение окружающих было смыслом ее жизни, а в школе Люся не слишком усердствовала в учебе, зато каждую свободную минуту посвящала творчеству. Она обладала феноменальной памятью, часто посещала кино и театр, чтобы затем заучивать целые партии, вплоть до междометий и поворотов головы. Также будущая звезда советских экранов прекрасно пела, легко подбирала услышанные мелодии на пианино и танцевала.

Окружающим, особенно учителям, юная Людмила казалась чересчур дерзкой для той действительности. Ей были абсолютно чужды и непонятны правила «достойного поведения советского человека». Очаровывать, восхищать — вот что главное! К тому же родители ее всецело поддерживали, а отец, человек из простой семьи, и вовсе обожал красавицу-дочурку, словно постоянно недоумевая, как у него могло появится такое чудесное, будто из другого мира создание.

Талант девочки во многом помог ей пережить войну. Отец ушел на фронт добровольцем, и Люся осталась с матерью — нежной, мало приспособленной к самостоятельной жизни женщиной. А Харьков заняли немцы. Начался голод, о котором Гурченко так и не смогла никогда забыть, и до конца жизни самым приятным запахом для нее был аромат хлеба. Чтобы как-то прокормить себя и мать, Людмила на слух учила песни оккупантов и, даже не понимая значения слов, пела перед немцами, за что ей наливали кастрюльку супа. После окончания войны девочку за это долго травили в школе.

Но наша яркая бабочка не унывала. Отец почти с младенчества твердил дочери, что та станет актрисой, и Люся ни на секунду не позволила себе усомниться, что так и будет. В Харькове она закончила музыкальную школу, а затем отправилась покорять Москву, и начало было безусловно блестящим: Гурченко сразу поступила во ВГИК. Пожалуй, только в Москве девушка осознала, что одного таланта мало. Чтобы достичь совершенства, надо много работать. Но труда она совершенно не боялась.



В кино Гурченко ворвалась как-то сразу. После первого, довольно проходного фильма «Дорога правды» Людмила Марковна получила главную роль в знаменитой новогодней комедии «Карнавальная ночь». Это был настоящий триумф. Картина, от которой никто не ожидал ничего особенного, оказалась настоящим, как бы сейчас сказали, кассовым хитом, побив все рекорды кинопроката. Песня "Пять минут" сразу же полюбилась народу и стала главным новогодним «саундтреком» на многие годы, а очаровательная Леночка Крылова в исполнении Гурченко превратилась во всенародную любимицу. Сияющая, смеющаяся колокольчиком, с нежным голосом и тонкой талией, невероятно обаятельная молодая актриса покорила Советский Союз. Все женщины страны бросились копировать наряды, в которых появлялась героиня Людмилы.



И вроде бы жизнь удалась, но даже в статусе актрисы Гурченко казалась официальным Советам слишком выделяющейся, даже буржуазной, что по тем временам считалось страшным грехом. Сама Люся этого не особо понимала. Она являлась тем, кого сейчас бы назвали дивой, причем по складу характера. Ее кумиром была Марлен Дитрих, у которой она училась и которой подражала. Со своей великолепной фигурой и хорошим вкусом Гурченко всегда выглядела лучше всех. Мало кто знал, что начинающая актриса зарабатывает совсем немного и ютится в небольшой съемной каморке. Лишь иногда она получала деньги в конверте за выступления на концертах. Зато еще с детства девушка отлично шила и могла из недорогих подручных материалов, продающихся в обычных советских магазинах, создавать наряды, достойные Голливуда. Как шутливо выразилась одна из ее подруг, Гурченко «как никто умела, выражаясь языком Ильфа и Петрова, красить мексиканского тушкана». Эта тяга к роскоши, к блеску чуть было не сгубила ее карьеру.

В 1957 году Людмилу вызвал к себе министр культуры СССР и предложил ей сотрудничество с КГБ. Девушка отказалась, и рассерженный ее решением министр организовал настоящую травлю. Тут-то молодой актрисе припомнили все — и легкомысленные «буржуазные» наряды, и «неприличные танцы», и подработки, недостойные советского человека. В результате почти на десять лет карьера Люси ушла в тень. Она снималась, но очень мало и в фильмах, не имевших практически никакого успеха. Хорошие роли ей не доставалась, из-за чего Гурченко очень переживала. Еще бы, ведь она была на пике своей молодости и красоты. Но с властью Людмила Марковна сотрудничать все равно не начала и после очень гордилась тем, что стала единственной народной артисткой СССР, не имеющей партийного билета.

Возвращение в большое кино произошло после роли директора ткацкой фабрики в мелодраме «Старые стены». Об актрисе вновь заговорили, но приглашали ее в основном в музыкальные фильмы, которые выходили один за одним. Очаровательный голос Людмилы звучал из каждой второй музыкальной ленты — это и «Соломенная шляпка», и «Табачный капитан», и «Небесные ласточки», и, конечно же, любимый детьми всего Союза мюзикл «Мама».



Ради участия в «Маме» Гурченко пришлось отказаться от роли в «Неоконченной пьесе для механического пианино» Никиты Михалкова, а сами съемки чуть не сделали актрису инвалидом. У Людмилы Марковны был серьезный перелом ноги — конечность собирали буквально по кусочкам. Но у этой улыбчивой, такой на первый взгляд легкомысленной советской дивы был железный стержень. Сразу после тяжелейшей операции она вновь вернулась на съемочную площадку. Певец Игорь Николаев вспоминает этот эпизод, рассказывая, что самоотверженность Людмилы Марковны буквально спасла ему карьеру. Тогда он с большим трудом добился того, чтобы его песню исполнила известная артистка. И тут такая катастрофа. Но Гурченко была не из тех, кто может отказаться от работы из жалости к себе. Она явилась на концерт, причем на каблуках. И хотя предполагалось, что из-за травмы она будет петь сидя, актриса не могла упустить возможности покрасоваться. Разумеется, она подвернула ногу, и только начавший заживать перелом сместился. Людмила с очаровательной улыбкой на губах продолжила петь, и лишь вернувшись за кулисы, упала в обморок от боли.



Подобное упорство Людмила Марковна проявляла и в поисках интересных ролей. Она мечтала выйти за рамки амплуа и попробовать себя в серьезном кино. И добилась желаемого. В военной драме «Двадцать дней без войны» она получила главную роль, причем ее партнером был Юрий Никулин, который, в свою очередь, страдал от ярлыка комедианта. Здесь же оба актера полностью реализовали свой драматический талант. В этом фильме Людмила показала, что она может справиться и с очень сложным образом: она предстала такой же легкой бабочкой, как обычно, но бабочкой, чьи крылья разодраны муками войны и одиночества. Их дуэт с Никулиным получился удивительно трогательным. Для этой роли актрисе пришлось использовать весь свой талант, чтобы история любви выглядела одновременно обреченной, потянутой пленкой грусти, и в то же время легкой и светлой, несмотря ни на что. А в 1978 году Гурченко все-таки встретилась на съемочной площадке с Никитой Сергеевичем — он стал ее экранным партнером в фильме «Сибириада» Андрея Кончаловского.



Позже она еще раз поработает с ним — в драме «Вокзал для двоих». По сюжету картины, Платон (Олег Басилашвили), осужденный за преступление жены, получает поблажку от начальника колонии: он может отправиться на свидание с женой, но обязан вернуться до поверки. На вокзале он сталкивается с официанткой Верой (Гурченко) и ее любовником, проводником Андреем (Михалков). Волей судьбы дороги этих героев пересеклись. Фильм потряс зрителей накалом страстей, трагической историей любви и предательства, а также прекрасным музыкальным сопровождением. Сама же Гурченко блестяще исполнила роль провинциалки, несмотря на свой статус гордой и полной достоинства. В этой, казалось бы, простушке скрыта вся глубина чувства, на которую только способна женщина. Вообще, Людмиле Марковне очень хорошо удавались подобные двойственные роли. C одной стороны, жизнерадостная, в чем-то даже народная недалекость обычной женщины средних лет из глубинки, а с другой — невероятная способность любить всем сердцем и бесхитростная, чистая самоотверженность. Подобный контраст завораживает по сей день. Фильм получил несколько наград, в том числе и две «За лучшую женскую роль» для Людмилы — на XVI Всесоюзном кинофестивале в Ленинграде и по опросу журнала «Советский экран».

В этом же году Гурченко снялась у Михалкова в ленте «Пять вечеров». Эта роль считается одной из лучших в ее карьере. Грустная и лиричная история о двух душах, разделенных войной. Через года они встретились снова, но все пережитое встало между ними стеной. В течении всего повествования люди, разбитые и потерявшие себя за годы невзгод по кусочкам собирают как свои души, так и свое прежнее чувство. Картина изначально задумывалась как простая мелодрама в стиле ретро, но зрителей она тронула до глубины души, в первую очередь благодаря игре Станислава Любшина и Людмилы Гурченко. Довольно жесткая и непреклонная в жизни, на экране она могла изобразить любые эмоции. Почти кожей мы ощущаем усталость, измученность ее героини, броню, в которую она облачилась, спасаясь от боли, и так же четко видим огонь ее не потерявшего способности любить сердца, ее сострадание и нежность. Актриса смогла воплотить на экране противоречивый и в то же время многоплановый образ. Словно бриллиант, он мерцал тысячью граней, как и любой настоящий живой человек. Была в ее персонаже и горечь потери, и холод, порожденный разлукой, и покорность, вызванная отчаянием от страха потерять найденную любовь, и душевные метания, и боль от кажущегося предательства, и отвага. Целая переливающаяся палитра чувств. В результате образ получился цельным и очень правдоподобным, поэтому он так зацепил зрителей.

Надо сказать, что параллельно со съемками Гурченко активно концертировала, играла в театре, выпускала пластинки с песнями. Она была частым и желанным гостем телевизионных передач и спектаклей. Людмила Марковна снималась почти до самой смерти: движение вперед было для нее необходимостью, а день, проведенный не в центре всеобщего внимания, считался впустую потерянным. Актриса до последнего следила за внешностью, особенно, конечно, за своей знаменитой талией, никогда не позволяя себе ни на секунду расслабиться. Что тут говорить — дива, настоящая дива, непонятно как сохранившая легкость экзотической бабочки, вопреки всем невзгодам. Она много раз влюблялась, и каждый раз со всей страстью и искренностью, точно так же искренне потом разочаровываясь в избранниках. И довольно быстро вычеркивала потерянное из своей жизни, не позволяя никому и ничему помешать ее порханию. Подруги Людмилы Марковны говорят, что отношения ее никогда не меняли — она всегда оставалась самой собой.



В феврале 2011 года Людмила Гурченко подскользнулась и сломала шейку бедра. Операция не помогла, и в марте того же года великая актриса скончалась. Сегодня, 12 ноября 2015 года, ей бы исполнилось 80 лет...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Всего: 114
Премьеры
12.10
Иностранец
The Foreigner
12.10
Сделано в Америке
American Made
12.10
Безбашенные
Renegades
12.10
О теле и душе
A Teströl és Lélekröl
12.10
My Little Pony в кино
My Little Pony: The Movie
все премьеры

Топ 250
127
Взвод
Platoon (8.10)
128
Суперсемейка
The Incredibles (8.10)
129
Кошмар перед Рождеством
The Nightmare Before Christmas (8.10)
130
Крупная рыба
Big Fish (8.10)
131
Рататуй
Ratatouille (8.10)
132
Выпускник
The Graduate (8.10)
133
Принцесса-невеста
The Princess Bride (8.10)
134
Голодные игры: И вспыхнет пламя
The Hunger Games: Catching Fire (8.10)
136
Рестлер
The Wrestler (8.10)
весь топ